Случай в Дананге, госпиталь, Вьетнам

Как  рассказывалось в предыдущей статье, с холма, где находится  статуя-женщина-Будда — одна из достопримечательностей города Дананг,  я снова села на велосипед и поехала обратно в город.  Погода была чудесной, настроение хорошее, после посещения такого красивого места.

Вниз ехать легче — не надо крутить педали, надрываясь из последних сил. Горизонтальный участок дороги  короткий, а потом начался уклон вниз, я на мгновенье вспомнила, как лихо  мы с другом колесили на мотоцикле  вокруг  города Муннар и Кумили в Индии. Но тут же быстро сосредоточилась — ветер задувал  снизу по козырек моей кепки-бейсболки. Её мне подарила еще  в Варкале подруга из Швейцарии ( с ней я познакомилась еще в Амма ашраме), перед отъездом из Индии. Я впервые надела эту кепку.

-«О, так наверное надо пригнуть голову,»- подумала я, но уже через пару секунд новенькая кепка слетела под сильным потоком ветра. Для меня это были совершенно новые ощущения, новый опыт. Я оглянулась и тут же повернулась обратно, сосредоточившись на убегающей вниз дороге. Ехала по краю — так безопасней.

Тем временем, велик набирал обороты. Для любого даже слабого велосипедиста — это вообще не скорость  — просто обычная езда, но я испугалась и решила притормозить. А пока  целую секунду я думала как,  правым или левым, велосипед продолжал катиться вниз по серпантину. И вот я уже торможу одновременно и правым и левым по чуть-чуть, а впереди, метрах в 50 поворот.  Торможу постепенно, но то ли велик был не совсем в порядке, да и я неопытная велосипедистка и тем более по наклонной гористой местности вообще никогда не ездила …

Случай в Дананге, госпиталь, Вьетнам

Короче,  не справилась с управлением и… вот уже меня крутит,  как сосиску по металлическому волнистому дорожному ограждению с бешеной скоростью … «Что я наделала!» — это единственное что я успела подумать за  секунду… Все произошло молниеносно!

Я валялась на асфальте на обочине дороги с дикой болью в бедре, руке и … Мизинец на руке был буквой Z, а другая рука и вовсе представляла из себя мягкий кожаный чулок, болталась, как змея, а кости в ней гремели  — ужас. Множество порезов и ушибов уже не в счет. Боль  была адская. На дороге не было ни души, я валялась на обочине, изнемогая и  осознавая при этом, что подкатывает страх. Что делать — только молиться. Два раза прочла быстренько «Отче наш» … Появилась машина — джип, медленно проехала мимо и удалилась не остановившись. Она была полна пассажиров — я это видела.

-«Ну что?», — сколько мне тут  валяться.   -«Как я,  вся такая красивая, теперь покажусь и расскажу это  своим друзьям, тем с кем  познакомилась в путешествии?»- вот такая мысль посетила меня. Снова читаю «Отче наш» и снова после второго раза останавливается мотоциклист. Я ему по- английски, а он не бум-бум, хотя тут и так все ясно. Через несколько минут второй и потом третий мотоциклист.

Скорая приехала, кажется минут через 25, а мотоциклист все это время пытался со мной разговаривать  —  сознание время от времени пропадало.

Кто бы мог подумать, что в этот день 29 марта 2012 года  —  пятый месяц моего длительного путешествия продолжится в  госпитале  вьетнамского  города ДаНанг.  Слава Богу, что жива!

В госпитале ДаНанга

Что я чувствовала при перегрузе меня с одних носилок на другие не поддается описанию. Не знаю сколько я была без сознания, но очнувшись на кровати, я увидела  рядом  кучу мужчин в  белых халатах.  От кровати отвозили рентгеновский аппарат.

Сотрудник Российского Консульства — спасибо ему огромное, переводчик,  доктора и еще люди… Я  с трудом узнала хозяина гостиницы, где  провела предыдущую ночь.   Он привез мой страховой полис, который находился в номере. Да купить страховку лучше здесь

Доктор объяснил, что у меня три перелома.  Нужна операция. Протянули  уже подготовленные бумаги  — согласие на операцию, целиком на вьетнамском языке, которые я подписала, как могла. А что было делать.  К двум переломам, о которых я знала добавилась ключица. Слава Богу ноги целы.  Сказали, что доктора пригласили из другого госпиталя.

Почти весь народ удалился, пришли медсестры, сняли с меня испачканные шорты и  приготовились резать ножницами любимую желтую кофточку.   Неожиданно я воспротивилась и даже подняла голову. Мне показали огромную дыру размером с ладонь — и это на крепком синтетическом гипюре. Весь ужас, что могло бы быть хуже, стал понятен — меня защитил мешочек, в котором лежали  пластиковые банковские карты в чехле и часть денег. Позднее  обнаружилось, что они были немного порезаны. Он висел на шее и болтался под кофточкой.

Сделали укол …  Снова я очнулась уже во втором часу ночи.  В той же кровати на том же месте с дикой болью и тяжестью на шее и животе — это была моя рука, которая в согнутом под прямым углом виде лежала на животе. В шею впивалась веревка, поддерживающая руку. Болело все, а лежать столько на спине вообще не могу, но это теперь надолго.

Большое отделение, явно не травматологическое, без стен и перегородок, в котором всегда горел свет. Кровати с больными стояли рядами. Возле нескольких дежурили родственники.  Жутко хотелось пить и эти люди помогли мне попить из бутылочной крышки. По английски никто не говорит, но язык глаз и жестов еще никто не отменял. В ответ на мои стоны позвали медсестру, та дала панадол — это у них видимо панацея от всего. Не буду рассказывать, как я мучилась этой ночью. Утром, пришел доктор проверил, что пальцы шевелятся, сказал, что все сделал очень хорошо. Почти сразу  меня перевезли в отдельную палату, коих было всего 2 в этом большом отделении. Медсестер и прочего персонала в отделении  много — человек 15 точно.

Палата — просторная, светлая комната метров 20 кв.  с душем, умывальником и туалетом, с телевизором, кондиционером и старым кожаным креслом. Наполовину стеклянные стены, через которые ночью проникает свет из отделения. Зато есть  дополнительный выход на веранду, которая тянется вдоль всего здания.

И тут я  поняла, что я не могу ходить  — боль в спине, невозможно наступить  на ногу. Кое как перебралась на кровать. Кровать трансформируется, но матрац из кожзаменителя, к нему прилипает простынь вместе с моим телом и открытыми жуткими порезами на бедре и ссадинами, которые даже йодом не мазали. Я попросила чтобы привязали веревку, чтобы хоть потянуть и привести себя в сидячее положение. Это был настоящий кошмар.

Пришел доктор и принес  новенький ортез. Мне сделали перевязку, смазали швы